МОЙ ПУТЬ К ВЕРЕ

Нина Петровна Белоброва, псаломщик храма Архангела Михаила

Нина Петровна Белоброва
Нина Петровна Белоброва.
На земле нет и двух людей, жизненный опыт которых полностью повторялся бы. У каждого своя жизнь, свои устремления, своя судьба. Человек создан свободным. У него есть воля, мировоззрение. У всех людей разная потребность в Боге и для себя мы сами должны выбрать — быть с Богом или без Бога, каким путем следовать...

читать дальше

Елена Сергеевна Винник, прихожанка храма Архангела Михаила

Винник Антон Викторович и Елена Сергеевна
Супруги Винник Антон Викторович и Елена Сергеевна.
У каждого человека путь к Богу свой: кто-то познает великую радость служения Господу с ранних лет, а кто-то — уже на закате свой жизни. Я выросла в семье, где отец и мама всегда непрестанно трудились, пытались поднять нас на ноги, постоянно переживали — как нас накормить, одеть и выучить. Может, именно эти житейские заботы мешали им донести до нас истинное призвание каждого человека на земле. Никто с ранних лет не учил нас молиться, посещать храм...

читать дальше

Cемья Довгаль

Cемья Довгаль
Cемья Довгаль: Александр Иванович, Светлана Ивановна, Илья.
Путешествуя по святым местам Украины, наша семья будто готовилась к встрече со Святой Землёй — самым дорогим для каждого верующего человека местом. До определённого момента чувствовали, что ещё не пришло время для поездки, требующей серьёзного духовного труда, да и какие-то обстоятельства заставляли откладывать поездку на "потом". Узнав же, что готовится паломническая поездка "Сретение Господне на Святой Земле", почти мгновенно решили: едем!..

читать дальше

Хазова Надежда Станиславовна, прихожанка храма Озерянской иконы Божией Матери

Хазова Надежда Станиславовна
Надежда с мужем Андреем Александровичем, мамой Валентиной Ивановной и детьми Мариной, Елизаветой и Андреем.
Мой путь в храм начался очень рано: в 5-6 лет я уже твёрдо знала, что Бог — это не миф из учебника и не рассказ старенькой бабушки в платочке. Для меня никогда не стоял вопрос: "Есть ли Он?" Я была твёрдо уверена в том, что есть. Но вот где? Эта задача всегда ставила меня в тупик…

читать дальше

Марченко Ольга Александровна, прихожанка храма Озерянской иконы Божией Матери

Марченко Ольга Александровна
Марченко Ольга Александровна.
В Бога в семье верили по-своему. Детей крестили. Пасху и Крещение праздновали (тайно). Молитвы знала и читала только старенькая прабабушка Анна, но она ушла из жизни, когда я совсем была маленькая. Обучение проходило в такой же советской школе, где в основе лежал принцип "атеизма-ленинизма", развивались идеи "неповторимости и всемогущества человеческого индивидуума". Было много хорошего в школьные годы, учили и хорошему, были добрые и искренние педагоги. Но к 18ти-20ти годам душу заполнила пустота, разочарование в жизни и, самое главное, мучил вопрос: "зачем я живу, когда вокруг сколько несправедливости, когда умирают близкие люди, когда предают друзья…". Все чаще стали появляться мысли о смерти, о суициде…

читать дальше

Ярошенко Валентина Кузьмівна, директор Рокитненської СШ у 1980-1993рр., вчитель української мови та літератури, викладач недільної школи у 2003-2006рр., пенсіонерка

Ярошенко Валентина Кузьмовна
Ярошенко Валентина Кузьмівна.
Як сумістити розум і віру, оці дві властивості, що підвищують людину над іншими творіннями? Деякий час точилася квола боротьба між ними. Потім прийшла до думки, дослідивши деякі закони, які відкрило, відкриває і відкриватиме людство — відкрито стільки законів, скільки дозволив Бог, і на їх основі завдяки розуму розвивається наука.
А скільки не відкрито?!

читать дальше

Ткаченко Юрий Иванович, преподаватель Ракитненского аграрного лицея по предметам история, правоведение, основы философии; преподаватель-методист украинского языка и литературы

семья Ткаченко
Супруги Ткаченко Юрий Иванович и Валентина
Викторовна с младшим сыном Виктором.
Говорить о сокровенном — трудно. А Бог — это и есть самое сокровенное. Тем более трудно писать о пути к Богу человеку, принадлежащему к поколению, прошедшему целую школу неверия. Первое посещение Храма для нас бывает больше похоже на экскурсию, и только со временем появляется особенное ощущение в душе.
…Когда-то были популярны детские рисунки — головоломки, где в лабиринте случайных линий нужно было найти "спрятанного" героя картинки. Не всегда это было легко. Так и в жизни: среди всех беспорядочных линий материализма, кривых атеизма, — стоило только присмотреться, — всегда был Он, сочувствующий человеку, готовый прийти к каждому. Только мы тогда не умели увидеть этого.

читать дальше

Кульбачная Ольга Евгеньевна

Кульбачная Ольга Евгеньевна
Кульбачная Ольга Евгеньевна.
...В школьные годы под полотняной рубашкой я носила крестик. Была и пионеркой, и комсомолкой, хотя в комсомол тогда не всех принимали — сначала отличников, а потом уже смотрели по поведению. Крестик прятала, чтоб в школе никто не увидел, иначе бы исключили из школы, а галстук прятала, чтобы бабушка моя не видела. Она очень сердилась, когда я надевала галстук.

читать дальше

Авжабарова Ирина Александровна, певчая храма Архангела Михаила

Ирина Александровна с мамой Татьяной Ефимовной и детьми Кариной и Богданом
Ирина Александровна с мамой Татьяной Ефимовной и детьми Кариной и Богданом.
...Детство и юность мои прошли в то время, когда школьников и студентов обучали моральным принципам, которые на самом деле много лет назад уже были изложены в Библии. Но при этом совершенно отрицалась вера в Бога. И о том, что такие "крылатые выражения" как "Перекуем мечи на орала", "Кто не работает, тот и не ест" и многие другие были, по сути, взяты из Библии и "подправлены" соответственно господствующей в то время идеологии, я узнала значительно позже.

читать дальше

Ступак Валентина Петровна, певчая храма Архангела Михаила

Ступак Валентина Петровна
Ступак Валентина Петровна.
...Очень запомнилась моя первая Пасха в 1992 году, в Свято-Архангело-Михайловском храме. Разруха вокруг, крыша течет, окна затянуты пленкой, дверей нет, пол только посредине храма, иконостас из фанеры и одна лампочка. Такой полумрак, но зато какое пение и какую радость послал нам Господь, этого не передать!

читать дальше

Шутикова Ирина Ивановна, певчая храма Озерянской иконы Божией Матери в с. Нижняя Озеряна

Семья Шутиковых
Семья Шутиковых: Валерий Алексеевич,
Ирина Ивановна и дочь Даша.
...Фальшь, в которой купалось наше общество, не была незаметной для юных душ — они принимали условия игры, но кто-то трансформировался и перешёл в новое качество; кто-то, израненный, не вытянул, погиб, кто-то был выброшен на обочину жизни, даже не поняв, что с ним произошло. Моя же жизнь в этом социуме складывалась успешно, исполнялось любое моё желание, однако душа бесконечно страдала, искала, задавала вопросы и не находила ответов, снова искала, как теперь понимаю, смысл жизни, Бога, но тогда и сформулировать этого бы не смогла.

читать дальше

Нестеренко Ирина Васильевна, заместитель директора Ракитненской общеобразовательной школы 1-3 ст. по учебной работе, учитель русского языка и зарубежной литературы, певчая храма Архангела Михаила

Семья Нестеренко
Семья Нестеренко: Александр Анатольевич, Ирина Васильевна, сыновья Игорь и Дима.
Каждый человек, каждый народ в поисках Бога, истины, смысла жизни идет своим путем, и на этом пути имеет разные понятия о Боге. Для того, чтобы возможно было воспринять откровения Божьи — необходимо иметь чистое сердце ("Блаженны чистии сердцем, ибо они Бога узрят"). Очищая сердце от греховных страстей и привычек, приходится всю жизнь бороться, преодолевая силы ада в самом себе. А чтобы эта борьба была успешной, целенаправленной, Господь даровал нам свою Церковь: "На сем камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеет её".

читать дальше

Руслана Молдован,(в Святом Крещении Лариса), студентка, певчая храма Архангела Михаила с 1996г.

Семья Молдаван
Семья Модован: Клавдия Васильевна с сыном Алексеем и дочерью Русланой.
"Вставайте, дети! Уже и на службу Божью собираться пора!" — будит нас бабушка. Помолившись и приготовив в дорогу всё необходимое, она терпеливо ждет и ласково смотрит в наши сонные глазенки. Мама одевает на нас с братом лучшую одежду: "Мои детки всегда должны быть красивыми! В храм Господень соберитесь и ни капли не ленитесь!"

читать дальше

Любовь Викторовна Горбань, заместитель директора Ракитненской общеобразовательной школы 1-3 ст. по воспитательной работе, учитель украинского языка и летературы; преподаватель воскресной школы

Семья Горбань
Семья Горбань: Константин Павлович и Любовь Викторовна, сыновья Игорь, Виталий, Роман.
Часто люди приходят к Богу вполне "традиционными" путями: через страдания, через болезни, лишения и т.п. Но все же для каждого это своя, особая дорога.

В детстве я мечтала о том, чтобы все люди были добрыми, не обижали друг друга. Тогда на земле были бы мир и любовь, все были бы счастливы и жили бы, как в раю. Позже я узнала, что и рай и ад мы создаем сами себе здесь, на земле.

читать дальше

Мой путь к Богу: Нина Петровна Белоброва.
На земле нет и двух людей, жизненный опыт которых полностью повторялся бы. У каждого своя жизнь, свои устремления, своя судьба. Человек создан свободным. У него есть воля, мировоззрение. У всех людей разная потребность в Боге и для себя мы сами должны выбрать — быть с Богом или без Бога, каким путем следовать.

Пути к Богу так же различны, как различны человеческие души. В жизни человека может что-то произойти. Или же "подтолкнуть" к вере могут какие-то внутренние мотивы, а не только то, что происходит вокруг. Или же человек ходит в храм с детства, приучен к этому, родившись в православной семье. Но все-таки бывает, что ребенок рождается в семье верующих родителей, вырастает и уклоняется в совсем другую сторону.

В моей жизни все произошло естественным путем, без особых жизненных потрясений, как будто Господь вел меня за руку. В душе у меня всегда была тяга к возвышенному, к духовному. "Не хлебом единым жив человек". А материальные блага меня привлекали лишь как средства на пути к приобретению духовных ценностей.

Детство прошло мое в 70-е годы прошлого столетия. В то время открытого гонения на церковь не было, но все равно верующих притесняли. В храмы ходили в основном старушки. Однако детей старались все окрестить. Меня крестили в двухнедельном возрасте. Наша семья не была глубоко религиозной, но в доме у нас были иконы (это вызывало удивление у всех моих подруг), всегда почитались воскресные дни и большие церковные праздники, на Рождество готовилась кутя, на Пасху пеклись куличи.

Обе мои бабушки были верующими. И большое влияние на мое мировоззрение оказала бабушка по маминой линии Мария (упокой Господи ее душу). Это она научила меня молитве "Отче наш", водила нас, своих внуков, в церковь, рассказывала о жизни Иисуса Христа, о Божьей Матери, о святых угодниках, давала читать духовную литературу. У бабушки было четверо детей и семеро внуков. Всех нас она объединяла, за всех молилась, у неё дома мы всегда собирались на Пасху, Рождество, Крещение, Преображение. Детский ум очень восприимчивый, и я до сих пор вспоминаю те службы в нашем Свято-Преображенском храме в Новой Водолаге, на которые мы ходили вместе с бабушкой и мамой. Мы обязательно причащались Великим и Рождественским постами. Но вот однажды на Пасху (было это в начале 80-х годов), когда мы с мамой, как обычно, пошли в храм, меня там увидели дежурные из райкома партии, и попытались выяснить, из какой я школы. Мы скрылись в толпе людей. После этого случая меня в церковь перестали водить, чтобы не было неприятностей в школе и у родителей на работе. Дома я некоторое время продолжала читать религиозную литературу (это были какие-то бабушкины дореволюционные издания) и часто вспоминала слова бабушки, которая говорила, что пройдет 70 лет советской власти и снова откроются все храмы, и в школах будут преподавать Закон Божий.

Может быть потому, что я перестала ходить в церковь, а может быть, в силу переходного возраста, тяга к духовности у меня охладела. Я жила, как жили все мои сверстники — школа, походы в кино, на дискотеки. Была активной пионеркой и комсомолкой. В общем, я ничем не отличалась от своих сверстников. Жизнь шла своим чередом. Окончила школу, устроилась на работу и одновременно училась в институте радиоэлектроники. В то время о церкви я вообще не думала, и все разговоры о вере игнорировала.

Я очень люблю путешествовать. И следующим толчком на пути к Богу стали для меня туристические поездки сначала в Эстонию (в 1988 году), а потом в Ленинград (в 1991 году). В Эстонии я впервые увидела костел и зашла туда из любопытства. Там моему взору открылось, как две молодые, современно одетые девушки, стояли на коленях перед иконой Богородицы и молились. Меня это поразило, и мне самой захотелось молиться, но в православном храме.

А в Ленинграде я попала в Александро-Невскую Лавру. Великолепие храма, внутреннее убранство, красота, величественное пение хора произвели на меня огромное впечатление, можно сказать ошеломили. Мне не хотелось оттуда уходить. В душе у меня происходило перерождение. Как, наверное, послы от князя Владимира в Царьград, так и я увидела рай на земле. Также у нас была экскурсия на Васильевский остров к храму и могилке блаженной Ксении Петербургской. Меня очень тронул и поразил рассказ экскурсовода о жизни святой. Было это в августе 1991 года. В то время уже началось возрождение православия. Открывались храмы, люди потянулись к вере. Пошла в храм и я. Возможно, к внутреннему перерождению меня подтолкнули еще смерть моего двоюродного брата Бориса в 23-х летнем возрасте и смерть подруги — 19-летней Елены Ткаченко. Эти события заставили меня по-другому взглянуть на мир, задуматься о смысле жизни, о загробной участи человека. О том, что в любой момент ты тоже можешь уйти из жизни, и надо исправлять свои ошибки и стремиться делать добро. У меня появились книги Закон Божий и Новый Завет. Евангелием я просто "упивалась", читала и не могла насытиться этими Божественными Словами. Я начала регулярно ходить в Свято-Преображенский храм в Новой Водолаге. Познакомилась с девушкой, Любой, которая училась на регентском отделении в Троице-Сергиевой Лавре. Общение с ней укрепило меня в правильности выбранного пути. Я увлеклась чтением церковных книг, которые открыли мне Истину. Постепенно пополнялась моя домашняя уже православная библиотека. Я поняла, что только с верой в Бога можно жить полнокровной жизнью. И посещение храма стало для меня духовной потребностью. Глубоко запала в память первая Пасха, которую я встретила в Нововодолажском храме в 1992 году. Я словно растворилась в праздничном богослужении. "Христос Воскресе!" — "Воистину Воскресе!" — ликовало в душе. Такой духовной радости раньше я не испытывала никогда.

В 1989 году открылся приход в селе Ракитном, а 28 августа 1991 года служить туда прислали молодого иеромонаха Никодима (Сылко). Молва об Архангело-Михайловском храме и настоятеле-монахе разнеслась по всей округе. Верующие нововодолажчане всеми силами стали оказывать помощь в возрождении святыни: кто пением, кто посильным трудом, кто лептой. "Случайно", хотя в жизни ничего не происходит случайно, моя мама стала печь в этот храм просфоры. Несколько раз приезжала в Ракитное на службы и я. Однажды меня пригласили поехать в Киево-Печерскую Лавру за иконами для храма. Я согласилась и с радостью выполняла свое первое послушание. Как и в Александро-Невской Лавре, в Киеве на меня большое впечатление произвело церковное пение. И, наверное, промыслом Божьим, благодаря содействию ныне покойной схимонахини Афанасии, а тогда монахини Михаилы, отец Никодим благословил меня на клирос в Ракитянском храме. Было это 23 августа 1992 года. Сначала я растерялась: ведь не знала даже как я пою, какой у меня голос. С помощью Божией я быстро научилась читать на церковно-славянском языке, петь, легко запомнила ход служб и церковный устав.

Атмосфера духовности, что царит в приходе, личный пример батюшки, его вера, энтузиазм, оказали на меня большое влияние. В 1994 году, после окончания института, по благословению игумена Никодима (Сылко) я оставила мирскую работу и стала служить в Архангело-Михайловском храме псаломщиком, а с 1999 года еще и бухгалтером. Этапы возрождения храма и прихода, церковной жизни, возрождение древнего святого места слобожанщины — места явления иконы Божией Матери в селе Нижняя Озеряна, где у отца Никодима второй приход, — всё это происходило на моих глазах и не оставляло меня равнодушной. Через богослужения я стараюсь познать Бога, приблизиться к Нему. А паломнические поездки в Киево-Печерскую Лавру, в Чернигов, Почаев, Святогорск, Мгар и другие святыни укрепляют во мне веру и подпитывают духовно.

Очень часто люди ждут каких-то особенных чудес, каких-то ярких событий и думают: увижу чудо — и тогда поверю в Бога, и буду жить, как Бог велит. Но помощь приходит чаще всего самым естественным путем: через людей. Через добрый совет, через пример другого человека. Иногда в книжке вдруг слова прочтешь — и получишь ответ на свой вопрос. Так все складывается неприметным образом, но понимаешь, что все неслучайно. Для меня вера — это духовная убежденность, уверенность в существовании вещей, которые не могут быть познаны нашими пятью чувствами. Вера — это решение проблем, надежда, которая жива даже в отчаянии, свет в конце туннеля, это духовная мощь, делающая возможным невозможное.

Прийти к Богу — это очень важно, а еще важнее остаться вместе с Ним, не отступить. Ведь внутренние споры, сомнения и противоречия остаются в человеке. Но все поиски разрешения внутренних конфликтов должны происходить на фоне постоянного общения с Творцом. К Богу человек должен стремиться, чтобы обрести себя. Это сложно объяснить словами, но это действительно так.
04.10.2009г.

В начало.

Мой путь к Богу: Елена Сергеевна Винник.
У каждого человека путь к Богу свой: кто-то познает великую радость служения Господу с ранних лет, а кто-то — уже на закате свой жизни. Я выросла в семье, где отец и мама всегда непрестанно трудились, пытались поднять нас на ноги, постоянно переживали — как нас накормить, одеть и выучить. Может, именно эти житейские заботы мешали им донести до нас истинное призвание каждого человека на земле. Никто с ранних лет не учил нас молиться, посещать храм.

Мое детство, а потом каникулы в школе и училище проходили у бабушки в деревне. Именно моя бабушка Катя впервые повела меня в церковь. В деревне, где она жила, в то время еще не было храма, и мы ездили в Новую Водолагу. Для того, чтобы сосчитать, сколько раз я была в детстве в церкви, наверное, хватит пальцев на руках. Но все же мне очень запомнились эти посещения. Когда впервые я попала на Светлую Пасхальную службу, мне, маленькой девочке, совсем не хотелось спать ночью во время службы. Бабушка постоянно хотела меня усадить на лавочку отдохнуть, а мне было очень интересно наблюдать за происходящим, особенно было весело, когда начали в полночь звонить колокола, а затем, когда батюшка окроплял святой водой.

Еще помню: перед тем, как бабушка ложилась спать, она всегда молилась, а я за этим наблюдала, иногда пыталась прочитать молитвы в молитвослове, не совсем понимая, зачем это нужно. А бабушка у меня очень добрая, но по своей неграмотности (она окончила три класса) мало что могла мне объяснить. Еще я сейчас очень благодарна Богу, что выросла в деревне. Я, конечно, как и все дети, любила играть с другими детьми и часто обижалась на родителей, что они меня оставляли постоянно в деревне. Но именно благодаря этому, я так думаю, я очень сильно полюбила окружающий мир; мы с братом всегда лечили больных животных. У бабушки на доме жили ласточки, и мы с братом накладывали шину на крылышко раненой птички. На поле рвали цветы — у бабушки в каждой комнате всегда были букеты полевых цветов. Еще мне с детства полюбился праздник Святой Троицы, может еще потому, что я родилась в это день. Мы с бабушкой и братом всегда очень красиво украшали зеленью наш домик. А когда я возвращалась домой в Мерефу, то опять бегала и играла с друзьями, мы никогда вместе не посещали храм. Затем пошли школьные годы, но и в то время о Православной вере нам никто ничего не говорил. В нашем классе была только одна девочка, которая не была похожа на нас, ее не принимали в октябрята, в пионеры. Еще тогда я впервые услышала слово "секта", но ничего об этом не знала и не пыталась узнать. В школе я училась на отлично, но была очень балованной. Сейчас даже стыдно вспомнить. Затем я перенесла тяжелую болезнь и только тогда в нашем доме стала находить церковные свечи и молитвословы, которые читала мама. Потом я поступила в Красноградское медучилище. Для меня это было очень сложно, я домоседка, а тут пришлось надолго покинуть семью. Мама в дорогу мне дала бумагу, где была записана молитва Оптинских старцев, которую я быстро запомнила. А когда я выучила "Отче наш", не помню точно. В училище на третьем курсе я подружилась с одногруппницей Юлией, которая мне подарила осиновый крестик. Этот крестик я сменила только вот месяц назад, так как он совсем износился. Несколько раз мы посещали в Краснограде храм, прогуливая пары. Когда я стала взрослеть и постоянно сталкиваться с какими-то испытаниями, мне становилось как-то тягостно, я не понимала, что делать, куда обращаться. На третьем курсе у нас должна была быть практика в больнице. Наша база была в Водолаге, а мне хотелось быть поближе к Мерефе. Точно не помню, когда именно я пошла в мерефянскую церковь Рождества Пресвятой Богородицы, подошла к свечной лавке и попросила объяснить, кому молиться о помощи в учебе, работе. Я зашла в церковь и поставила свечу Николаю Угоднику, как смогла помолилась. На следующий раз мне дали молитву этому святому, записанную на листочке. Я почувствовала великую помощь свыше и стала часто заходить вне службы в церковь. Так получилось, что по милости Божией я окончила училище с красным дипломом и прямо с выпускного поехала на работу. Я, конечно, не понимала, что очень мало знала о Православной вере. Но, слава Богу, благодаря добрым людям понемногу стала постепенно все осваивать. Начала посещать службы в храме (в Мерефе), там мне люди подсказывали, где стоять, как свечи ставить. Одна женщина дала книгу с перечнем грехов для исповеди, я начала интересоваться духовной литературой. В церкви мне очень нравилось пение хора, особенно "Символ веры", который хотелось побыстрее выучить наизусть. Так я постепенно вливалась в большую семью православных христиан. Но, конечно же, не все шло гладко, иногда приходилось тайком убегать на Литургию — папа постоянно ругал. А моя первая паломническая поездка в Крым по святым местам закончилась дома скандалом. Но на все, как говорится, воля Божия. Конечно же я до сих пор переживаю, отчаиваюсь, обижаюсь по этому поводу на родителей, но все же живу надеждой, что и они будут вместе со мной посещать Богослужения. Я уже сейчас понимаю, какой радости они лишаются, отказываясь от посещения святых мест, отказываясь от желания принять в свое сердце Господа нашего.

Еще нельзя не вспомнить о моей соседке бабушке Лиде. Упокой Господи ее душу. Она также несколько раз меня брала с собой в церковь, подарила мне три иконы: две Казанской иконы Божией Матери и одну — Николая Чудотворца.

На первой исповеди в церкви я чуть не потеряла сознание, меня вывели на улицу, умыли святой водой, а затем я все-таки впервые приобщилась великой благодати. Жизнь моя была не совсем гладкой, я часто оступалась. Был такой момент в жизни, что после одного для меня тяжелого грехопадения я не могла даже переступить порог церкви, было очень страшно и стыдно. Но все-таки, слава Богу, я себя переборола и снова стала посещать Богослужения.

На своем жизненном пути я встречала много разных людей. Но особенно мне запомнилось знакомство с монахиней Евдокией. Упокой Господи ее душу. Спасибо ей за добрые дела и мудрые советы. Каждый раз, когда я ее посещала, у меня в душе все переворачивалось. Рядом с ней я чувствовала себя недостойной и греховной. Эта на вид простая и хрупкая женщина несла на своих плечах непосильный труд, была примером для нас — вечно унывающих. Больной она была или здоровой, уставшей ли, но всегда была готова помочь советом и молитвой. Перед своей смертью она была прикована к постели. Уже на подходе к ее дому, были слышны стоны, напоминающие о ее телесных болях. Но она, несмотря на эти муки, отказывалась от помощи врачей, а уповала только на Бога. Совсем обессиленной она поднимала свою истощавшую руку и благословляла всех в дорогу крестным знамением и молитвой. Благодарю Бога за встречу и знакомство с этой женщиной.

При чтении духовных книг, мне, не знаю почему, очень запомнилось и больше всего нравилось житие преподобного Серафима Саровского. Я читала несколько книг о нем и каждый раз плачу, когда пролистываю страницу за страницей. Очень мне полюбился этот старец, я долго мечтала побывать на земле, где он ступал своими ногами, где покоятся его святые мощи. Господь услышал и увидел мое почитание этого святого, и я побывала в Дивеево. В этой поездке мы посетили много святых обителей, источников. Очень интересно, на мой взгляд, то, что в дороге одна девочка читала акафист Николаю Чудотворцу, и мы совершенно случайно попали в храм с чудотворной иконой этого святого, которая после пожара в церкви осталась целой и невредимой. По дороге назад я анализировала все увиденное и услышанное, на душе было радостно и светло, и я вдруг подумала, как бы было хорошо, если бы в нашу поездку еще входило посещение Троице-Сергиевой Лавры. Я смотрела в окно и, как могла, молилась святому Сергию о помощи в учебе (я учусь в институте). И вдруг водитель увидел указатель — поворот к скиту Сергия Радонежского. Я так сильно обрадовалась, когда услышала это. Так мы и туда заехали, да еще без подарков нас не отпустили — раздали духовную литературу. Вот так Господь слышит нас всех, только нужно и нам не забывать за все благодарить нашего Помощника.

Еще Господь сподобил меня несколько раз побывать в очень живописном месте — Свято-Успенской Святогорской Лавре. Когда я впервые увидела всю эту красоту, подумала: какие же красивые места выбирает Господь для святых обителей. Этот монастырь впервые со мною посетил мой муж Антон. Когда он зашел в храм, то совсем не знал, что делать, даже не пожелал прикладываться к иконам. Но и здесь нас не оставила Матерь Божия. Я стала в очередь, чтобы поклониться Святогорской иконе Богоматери и попросила Антона, чтобы он занял мое место, пока я приложусь к другим святыням. Очередь была очень длинная, но так случилось, что пока я ходила, моя очередь к иконе быстро подошла, и ему самому пришлось приложиться к святому образу. Теперь Антон — мой верный и добрый спутник по дороге к храму. Моя жизнь сильно изменилась и обогатилась духовно, когда я встретила Антона. До него мне не с кем было поговорить о чем-то светлом и духовном, я сама посещала храм. А теперь мы вместе являемся прихожанами святых храмов — Озерянской иконы Божией Матери в Озерянах и Святого Архистратига Божьего Михаила в Ракитном. Только сейчас я по-настоящему ощущаю радость от Богослужения, я по-настоящему увидела всю красоту Православной веры.

Конечно же, особенная благодарность игумену Никодиму за его любовь и помощь нам с Антоном. Бывает, пропустишь службу и не увидишь батюшку, уже скучаешь сильно, ведь в наше время тяжело найти такого мудрого священника. Мне мама сейчас все время говорит, что у нас с Антоном батюшка как отец, что мы постоянно о нем что-то рассказываем. Так оно и есть, родители сопереживают, помогают материально, а о. Никодим помогает своей молитвой и все налаживается, уже из храма выходишь какой-то окрыленный. Да и приход у батюшки хороший, люди добрые, сопереживающие, всегда остаются прекрасные воспоминанья обо всех праздниках, проведенных вместе с ними и с отцом Никодимом.

Так вкратце я написала о себе. Конечно, хотелось бы, чтобы как можно больше людей прочувствовали эту светлую радость веры. Вера Православная помогает в борьбе со злом и приумножает любовь к ближнему. Жаль, конечно, что я, как и многие другие, так поздно все это осознала.
01.08.2009г.

В начало.

Семья Довгаль. СРЕТЕНИЕ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ
Путешествуя по святым местам Украины, наша семья будто готовилась к встрече со Святой Землёй — самым дорогим для каждого верующего человека местом. До определённого момента чувствовали, что ещё не пришло время для поездки, требующей серьёзного духовного труда, да и какие-то обстоятельства заставляли откладывать поездку на "потом". Узнав же, что готовится паломническая поездка "Сретение Господне на Святой Земле", почти мгновенно решили: едем! Господь сподобил. Спасибо, Господи!

В путь собрались и священнослужители, и миряне, всего 35 паломников. До Иерусалима группу сопровождал отец Александр, возглавляющий паломнический отдел Харьковской епархии. При знакомстве выяснилось, что кто-то из группы уже побывал на Святой Земле, а кто-то отправился туда впервые. Но было заметно, что все переживают волнение, ведь предстояла не просто поездка, а возвращение к духовной родине.

Из Днепропетровска Боинг Израильских авиалиний почти незаметно перенёс нас к пункту назначения. Лайнер пошёл на снижение, внизу показались ночные огни Тель-Авива, рядом с которым расположен международный аэропорт "Бен-Гурион".

В аэропорту нас встретил гид паломнической службы Михаил, о котором ещё в Харькове узнали как об уникальном человеке. С первой минуты пребывания на израильской земле он окружил паломников заботой, искренне старался, чтобы мы могли с благоговением прикоснуться ко всем святыням. Его рассказы, интересные по форме и глубокие по содержанию, позволили на семь дней путешествия погрузиться в священную историю.

По прибытии в аэропорт "Бен-Гурион" и прохождении таможенных формальностей мы направились в Иерусалим. Наш автобус быстро преодолел 45-километровый путь от аэропорта до Святого Града. Разместились в уютном отеле "Jerusalem Gold". Благодаря принимавшей нас паломнической службе, проживание, питание, транспорт, а главное — духовная программа, — всё было детально продумано, поэтому поездка ничем не была омрачена.

Первый день в Иерусалиме начали с благодарственного молебна о благополучном прибытии на Святую Землю в Свято-Троицком Соборе Русской Духовной Миссии. По узким извилистым улочкам Старого Города, мимо многочисленных арабских лавочек направились к самому святому для каждого христианина месту — Храму Гроба Господня. Под его сводами хранятся величайшие святыни — Голгофа, Камень миропомазания, Гроб Господень, куда положили тело Спасителя и где свершилось Его Светлое Воскресение.

Храм сооружен по велению императора Константина Великого и его матери святой равноапостольной царицы Елены в IV столетии. Храм Гроба Господня — очень большой комплекс храмовых зданий. Каждый участок территории храма принадлежит определенной конфессии: греко-православной, католической, армянской, коптской и эфиопской церквей.

Слева от могучих деревянных дверей Храма одна из трех колонн, подпирающих арку, расколота снизу доверху. Много веков назад, когда православным было отказано в проведении Пасхальной службы, при которой сходит Благодатный огонь, колонну рассекло небесное пламя. Оно сошло от храмовой колонны прямо в руки греческого Патриарха, который возжег пасхальную свечу на улице.

Войдя в Храм, мы оказались перед Камнем миропомазания, к которому припали с душевным трепетом. Именно сюда Иосиф Аримафейский и Никодим положили мертвое тело Христа для его умащения. Поднявшись вправо вверх по ступеням, оказались на горе Голгофа, на которой был распят Спаситель. Все на коленях. Ноги сами подкосились. Покатились слёзы. Здесь, казалось, сконцентрировалась боль и скорбь всего мира. Поклонились месту, где Спаситель страдал на Кресте, и прошли к часовне над Гробом Господнем — Кувуклии, что по-гречески означает "ложе". Это самое священное место во всем храмовом комплексе — здесь находится каменное ложе, на котором покоилось тело Христа до Его Воскресения. Именно здесь чудесно возгорается Благодатный Огонь.

Часовня имеет два придела, один из них — придел Ангела, где его, сидящего на гробовом камне, увидела Мария Магдалина. Слева и справа в стенах часовни Ангела зияют черные овальные отверстия — "трубы" для передачи наружу Святого Огня в Великую Субботу.

Молитва у Гроба Господня особенная. Здесь чувствуешь, что Господь слышит её. И вновь катятся слёзы — очищения, радости от близости Господа и великой Любви Божией.

Вход в Кувуклию охраняют греческие монахи, они же управляют очередью. Пускают по пять человек, на несколько секунд, но даже этого времени хватает, чтобы понять, почему так стремится сюда наша душа. Нам ещё предстояло несколько раз побывать в храме Гроба Господня и испытать переживания, связанные с этим местом.

Держим путь на Гору Сион. На Сионе уцелело место Тайной Вечери. В Сионской горнице Господь принес себя в жертву в виде хлеба и вина. В этой горнице на 50-й день после Пасхи родилась Церковь Христианства и отсюда апостолы, исполнившись Духа Святого, пошли проповедовать Евангелие — Слово Божие по всему миру.

Рядом с домом Тайной Вечери стоял дом Иоанна Богослова. На месте разрушенного дома построен католический храм Успения Богородицы. В доме Иоанна Богослова жила Богоматерь до своего Успения и поэтому в нижнем этаже католического храма воздвигнуто каменное мраморное ложе со скульптурой Божьей Матери в день ее Успения.

Ранним утром следующего дня наша группа выехала в Египет. Знакомясь по дороге с историей и природой Израиля, любуясь ухоженными плантациями израильских кибуцев, проехав вдоль побережья Красного Моря, через Табу въехали на территорию Синайской автономной республики. Петляя между горами самых необычных форм, через Цветной каньон — чудо Синая с разноцветными скалами, поздним вечером прибыли в монастырь Святой Екатерины. Монастырь расположен у подножья горы Хорив, которая описана в Ветхом Завете. Именно здесь Моисей получил скрижали с заповедями. Восхождение на гору Синай (библейская гора Хорив) начинается ночью, с таким расчетом, чтобы успеть встретить на вершине восход. Бедуины, живущие исключительно заработками от туристов и паломников, окружили группу, предлагая сувениры, фонарики и посохи для ночного подъёма на Синай. Мы же спешно расселились в скромных номерах монастырской гостиницы, чтобы немного отдохнуть перед подъёмом.

Глубокой ночью в 1 час 30мин. начали подъём. На вершину горы Синай ведут две тропы: одна пологая, по ней желающие едут на верблюдах, а другая — крутая, вырубленная в горе лестница. Подниматься лучше по пологой тропе, по времени подъем занимает больше двух часов. Мы поднимались на Синай лунной ночью, поэтому фонарики не понадобились. По пути можно было передохнуть и погреться в бедуинских кафе. Чем выше поднимались, тем холоднее становилось. Проводник — бедуин Салех, достаточно хорошо владеющий русским языком, шёл впереди, указывая путь, и давал указания: не спешите, чтобы сил хватило на весь подъём. Периодически он выкрикивал: "Верблюд!". Это означало, что группе, поднимающейся по узкой тропе, нужно прижаться к скале, чтобы пропустить верблюда с наездником (если подъём становился не по силам, можно было воспользоваться живым такси).

Подъём не был простым, но особенно трудным показался последний участок пути из 700 ступеней. Группа смешалась с другими паломниками: кто-то поднимался быстро, кто-то очень медленно, словно преодолевая себя. Игумен Никодим на вершине был ещё задолго до рассвета. Когда туда поднялись наши первые паломники, он уже молился на вершине горы.

Как только ступили на вершину, почувствовали необыкновенную лёгкость. От великолепия открывшегося пейзажа слегка закружилась голова. Близился рассвет, становилась всё ярче игра красок окружающих гор — голубые, розовые, золотистые, красные… Люди из разных стран, объединённые радостью преодоления, открытием прекрасного и познанием неизведанного, в момент появления солнца склонили головы в молитве, чтобы восхвалить Господа и очистить свою душу.

Спускаться решили по монастырской тропе — вырубленной в скале лестницы из 3750 "ступеней-валунов" аккуратно уложенных без каких-либо ограждений. Этот путь намного труднее и опаснее, но очень живописен и имеет много достопамятных мест: кипарис, который посадил Илья-пророк, каменные арки, возле которых в старину принималось покаяние, заброшенные скиты и церкви.

В 9 часов утра Синайский монастырь Святой Екатерины гостеприимно открыл двери перед паломниками. Было совершено богослужение с благодарственным молебном в честь святой Екатерины. Каждый паломник смог приложиться к мощам великомученицы Екатерины и получить белое серебряное кольцо с именем святой — благословение святой Екатерины.

Поразило обилие икон первых веков зарождения христианства, хранящихся в музее монастыря. Такого богатства не имеет ни одна страна мира. В монастыре свыше 2 тысяч уникальных икон. Трудами монахов выращен сад, единственный на Синайском полуострове.

В полдень выехали из монастыря. По пути нас благословили окунуться в Красном море. Вода чистая, теплая, обилие тропических морских обитателей. Но задерживаться долго не стали, чтобы успеть добраться в Иерусалим к началу всенощной службы праздника Сретения.

Перед началом службы в Храме Гроба Господня зашли в греческую часовню под Голгофой. Подали записки и приложились ко всем святыням, которые там хранятся: частице Животворящего Креста, частицам мощей Василия Великого, Иоанна Златоуста, мученика Пантелеймона, Иоанна Предтечи, Симеона-первомученика, Марии Магдалины.

Всенощная совершалась на греческом языке. Священнослужители разных церквей, в специальных белых облаченьях, в 24.00 начали праздничную службу у Гроба Господня. У Гроба Господня стояли и священники Харьковской епархии. Мощным хором зазвучали их голоса, когда возносились молитвы на русском языке: "Отче наш", "Символ веры". Русскоязычные паломники дружно подхватывали молитву, которая в этом священном месте для каждого наполнялись особым смыслом. После службы — причастие. Господь сподобил причаститься в прекрасный праздник Своего Сретенья.

В день памяти св. прав. Симеона Богоприимца и св. Пророчицы Анны 16 февраля состоялась Божественная литургия в Храме Симеона Богоприимца в Катамонах. Храм построен на месте погребения праведного Симеона. Богослужение возглавил лично Его Блаженство Патриарх Иерусалимский Феофил.

Так состоялось наше Сретенье Гоподне на Святой Земле. Нам предстояло ещё многое увидеть, прочувствовать, понять, путешествуя по святым местам на территории Израиля и Палестины: Вифлеем, Назарет, Кана Галилейская, Капернаум, река Иордан…

Сретение Господне — Праздник, знаменующий собою вхождение Господа нашего Иисуса Христа в Храм нашей души.

С надеждой на новую встречу на Святой Земле и пожеланиями мира, благополучия и Божией помощи во всех делах — семья Довгаль.
06.07.2009г.

В начало.

Хазова Надежда Станиславовна. И ОТКРЫЛАСЬ НОВАЯ СТРАНИЦА В НАШЕЙ ЖИЗНИ
Мой путь в храм начался очень рано: в 5-6 лет я уже твёрдо знала, что Бог — это не миф из учебника и не рассказ старенькой бабушки в платочке. Для меня никогда не стоял вопрос: "Есть ли Он?". Я была твёрдо уверена в том, что есть. Но вот где? Эта задача всегда ставила меня в тупик. Где же Он? Может в общине, которую посещают наши соседи? Там так весело, они приветливо всех встречают, поют и даже (!) танцуют. Или же Он у тех двух женщин, которые на днях приходили к нам домой, и приносили яркие, красочно иллюстрированные журналы? А ещё на соседней улице есть баптисты. Они такие тихие, вежливые, у них никто не пьёт, не курит, они часто раздают какие-то вещи и всех приглашают в свой "дом молитвы". А может Он все-таки там, где звонит колокол и хоть и не совсем понятно, но красиво и слаженно поёт хор? Ну, уж нет, там точно Его не может быть, ведь мама, бабушка, да и все остальные в один голос твердят, что там только берут много денег и обманывают людей.

Вот с такими мыслями я жила до 21 года. За это время, несмотря на молодость, я успела побывать примерно в 5-6 сектах. А между тем, жизнь шла своим чередом: я вышла замуж, родились двое деток. Дети росли некрещеными, мы с мужем жили невенчанные. Наша жизнь в то время состояла из ссор, болезней детей и прочих неприятностей. С каждым днем становилось хуже и хуже.

Неизвестно чем бы это всё закончилось, но Господь, по молитвам Своей Пречистой Матери, явил на мне, недостойной, Свою великую любовь и милость. Случилось так, что нам пришлось поменять место жительства. Объехав пять (!) городов Украины, мы неожиданно для самих себя купили домик в отдаленной деревушке Харьковского района. Купили больше не потому, что нам подходил дом, а потому, что мне очень понравилось само название села — Нижняя Озеряна. Тогда мы ещё не знали, что это совсем новая страница в нашей жизни, открыв которую мы не только изменим свой взгляд на мир, но и поменяемся сами. Но до этого было ещё почти два года. А вначале была секта адвентистов седьмого дня, где для спасения души нужно было строго соблюдать субботу и отдавать старейшинам десятую часть со всех своих доходов. Окунувшись в омут новой "самой правильной", как мне тогда казалось, веры, я совсем забросила семью, мужа, перестала интересоваться его делами и проблемами. И вдруг, словно гром среди ясного неба — муж сильно запил, перестал ночевать дома. Это продолжалось довольно долгое время. Я понимала, что дальше так продолжаться не может, и нужно срочно что-нибудь предпринять. Но что? У кого спросить совета? Для начала я решила поговорить с мужем и попытаться выяснить, что с ним происходит. Поначалу он ничего не хотел говорить, но я не отставала и, наконец, в ответ на мои уговоры он выпалил: "У меня рак и я скоро умру!". Услышав это, я не знала, что мне делать — плакать или смеяться: передо мною сидел взрослый, совершенно здоровый человек, который был уверен в том, что он смертельно болен. Что могла я сделать? Я понимала, что никакого рака у него нет (впоследствии подтвердилось, что это было совершенно необоснованное самовнушение), но в тот момент я была в полной растерянности. На моё предложение пойти в больницу он категорически отказался, мотивируя тем, что, дескать, правду врачи всё равно не скажут. Я поняла, что он твердо себя в этом убедил, и никакие мои уговоры и объяснения не помогут. И вдруг в моей голове, неизвестно почему, возникла ясная, четкая мысль — нужно идти в православный храм и что-то там "подать". Узнав, когда будет ближайшая по времени служба в нашем храме, я, памятуя о разговорах, что там за всё берут много денег, собрала все деньги, какие были на то время в доме, и помчалась в храм. Подойдя к дверям и неумело перекрестившись, я неуверенно шагнула во внутрь, подняла голову, взглянула вправо и обмерла… на меня, слегка наклонив голову ласково и немного печально, смотрела Богородица. Я попятилась назад, с размаху наступила на ногу пожилой женщине, пролепетав какие-то слова извинения, я немного пришла в себя и тут же вспомнила, зачем я собственно пришла. Подойдя к столику, где продавали свечи и иконы, я в нерешительности остановилась, не зная, что сказать. Стоящая за столом молодая женщина ободряюще мне улыбнулась и, видя моё смущение, поинтересовалась: "Вы что-то хотели?". Я начала долго и путано объяснять, что я хотела. К счастью, она сразу поняла и доступно и кратко объяснила мне, какие бывают требы, как заказать молебен, сорокоуст, сколько это всё будет стоить. Когда она сказал мне, сколько я должна заплатить за всё, что заказала, я прямо опешила. Сумма была, как мне показалось, чисто символической. Немного оправившись от удивления, я решила осмотреться по сторонам и немного постоять. Отойдя в сторону, я остановилась у иконы Пресвятой Богородицы. Хор пел, из алтаря доносились не совсем понятные слова, пахло ладаном и свечами. И вдруг со мною произошло что-то необыкновенное: я вдруг явно ощутила, что Бог здесь! Он был совсем рядом. Казалось, стоит мне протянуть руку, и я коснусь Его. Он был невидим, но Его присутствие явно ощущалось повсюду. Такого со мною ещё никогда не было. Конечно, я знала, что Господь есть, что Он повсюду, но знать — это одно, а ощутить Его рядом — это было совсем другое. Совершенно иначе звучали теперь для меня слова Спасителя: "Где двое или трое соберутся во имя Моё, там Я посреди вас". Я поняла, что мои искания окончены. Я нашла Его! На душе было легко и спокойно, так словно после долгого, тяжелого пути я, наконец, добралась домой, где меня ждали самые близкие и родные мне люди.

Сейчас, оборачиваясь назад, я непрестанно, вновь и вновь благодарю Господа за мой первый день в храме. Ведь, если бы тогда Он не коснулся моего сердца, я бы до сих пор металась бы по сектам, пытаясь отыскать истину. Буквально в один миг Господь изменил все мои мысли. Я вдруг поняла, что всё, что раньше мне говорили о православии, священниках и иконах не может быть правдой, ведь нигде больше так явно не чувствуется присутствие Господа как здесь. Всю свою жизнь я теперь должна и обязана прославлять Господа и Царицу Небесную за то, что Они привели меня на служение в это Святое великое место.
18.08.2007г.

В начало.

Мой путь к Богу: Марченко Ольга Александровна
Господи благослови!

Я, раба Божья Ольга, родилась в 1975 году в обычной советской семье. В Бога в семье верили по-своему. Детей крестили. Пасху и Крещение праздновали (тайно). Молитвы знала и читала только старенькая прабабушка Анна, но она ушла из жизни, когда я совсем была маленькая. Обучение проходило в такой же советской школе, где в основе лежал принцип "атеизма-ленинизма", развивались идеи "неповторимости и всемогущества человеческого индивидуума". Было много хорошего в школьные годы, учили и хорошему, были добрые и искренние педагоги. Но к 18ти-20ти годам душу заполнила пустота, разочарование в жизни и, самое главное, мучил вопрос: "зачем я живу, когда вокруг сколько несправедливости, когда умирают близкие люди, когда предают друзья…". Все чаще стали появляться мысли о смерти, о суициде…

Действительно, говорят: "Пути Господни неисповедимы". Богу дорого каждое Его создание, каждому Он посылает свой путь спасения, свои обстоятельства, своё чудо. Для меня этим чудом стала моя соседка тётя Миля.

В 1997 году уже были открыты многие храмы, стали говорить открыто о Боге, о церковных праздниках, о святых местах. В вечерних новостях диктор сказал, что у православных христиан скоро начинается Великий пост и несколько слов о нем. Я практически ничего не зная ни о вере, ни о Боге, сказала домашним, что буду поститься, как сказали по телевизору. Моя мама, чтобы меня отговорить, пошла к нашей соседке тёте Мили за советом и помощью. Наша любимая, добрая соседка тётя Миля — верующая женщина, она и в годы гонений на церковь ездила на церковные службы дальше от дома, чтобы не все родные знали. Она успокоила маму и позвала меня с собой на вечернюю постовую службу. Я впервые переступила порог храма не для того, чтобы посмотреть архитектуру и роспись. Я жадно вслушивалась в пение хора, в слова батюшки Антония, а его проповедь так тронула, так запала в душу, начал открываться смысл жизни, цель. Моя цель. После вечерней службы прихожане стали подходить к батюшке за благословением. Моя соседка зовёт меня с собой, а я упираюсь, потому что ничего не знаю и мне от этого стыдно. Батюшка Антоний, увидев наше замешательство и препирательство, позвал мою соседку: "Мелания, идите сюда!". Она рассказала, что я первый раз в церкви, но к концу недели хочу исповедаться и причаститься. Батюшка отошел со мной в сторону, объяснил простые правила поведения в храме, как подготовиться к исповеди, какие книги прочитать, попросил тётю Милю мне помочь. Низкий поклон им всем! Эти дни были удивительными! Кто же не помнит своей сознательной исповеди и причастия! После причастия купила первую в своей жизни и главную церковную книгу "Новый Завет".

Для меня каждый день стал чудом, открытием. Появился свет в жизни, интерес к изучению христианской истории, литературы. Каждый день — это милость Божья.

В скором времени моя соседка повела меня на службу в село Озеряны в храм-часовню Озерянской иконы Божией Матери. И это было еще одним огромным чудом в моей жизни. Где бы я ни была, моё сердце, моя душа остались в этом святом месте. Я старалась не пропускать ни одной службы, если позволяла работа. Мучает меня какой-то вопрос, а настоятель храма отец Никодим возьмет и расскажет на проповеди не только о том, что тебя волнует, а и о том, о чем ты даже не догадывался. Эти проповеди — подсказка, путеводная нить по нашей нелегкой жизни. По совету батюшки Никодима я побывала в интересных местах, познакомилась с интересными людьми, узнала много нового и полезного. Низкий поклон Вам, батюшка!

Нужно сказать, что не все так радужно, как кажется из рассказа. Бывают и падения, но после всегда поднимаюсь с Божьей помощью и учусь за всё благодарить Бога. Мои родители некоторое время не понимали моего стремления часто бывать в храме (в их понимании, это было часто), соблюдать посты и т.д. Но, слава Богу! Постепенно они стали оттаивать, перестали меня разубеждать и сами потихоньку потянулись к Богу. Как и у всех, в нашей семье и у моих близких есть и свои радости, и свои несчастья, но теперь есть выход (молитва), есть много помощников: Сам Господь, Божья Матерь, святые, добрый совет батюшки.

Слава Богу, за всё!
21.07.2007г.

В начало.

Ярошенко Валентина Кузьмівна. ЧИ ВВІРУВАЛА… Роздум.
Перегортаючи в пам’яті життя своє, повне труднощів і тягот, я з острахом відчула, які небезпеки чигали на мене: я маю досвід горя. Та Господь праведний рятував мене від згуби. Він ставив заслін. Останній раз устами однієї жінки до схильного до крадіжок, злодійкуватого чоловіка: "Ви цього не зможете зробити з В.К.". І вирвав Всевидячий мене із задуманого крадіями розгардіяшу.

Спочатку я думала, що Бог покарав мене в гніві своїм, пізніше зрозуміла: порятунок послав несвідомій. Він бачив: слаба сила моя проти гармидеру, затіяного всевладцями. Застеріг мене Всеблагий.

Та довго боролися в душі моїй між собою заподіяна кривда, завдана образа і виправдання крадіїв, поки поселилася смиренність, поки відчула, що смиренність — не приниження моєї гідності, а перемога правди в мені. Смиренність і терпіння — основне. Вбачаю, що терпіння — це сила духу, а не слабкість. Важко прощати, та хто прощає, той перемагає зло.

На жаль, я не зразу повірила, що захистив мене Господь Всеправедний.

Як сумістити розум і віру, оці дві властивості, що підвищують людину над іншими творіннями?

Деякий час точилася квола боротьба між ними. Потім прийшла до думки, дослідивши деякі закони, які відкрило, відкриває і відкриватиме людство — відкрито стільки законів, скільки дозволив Бог, і на їх основі завдяки розуму розвивається наука.

А скільки не відкрито?!

Віра в Бога — властивість душі людської, віра — предковічна. (Хто із нас не вимовляв: "Господи помилуй" чи "Слава Богу"). Були такі часи, коли віра заміняла розум, підкоряла його собі, визначала поведінку людини. У Старому Завіті Мойсей, пророк істинного Бога, до віри відносив закони громадські: про рабів, про переступи, про свята, поведінку людини, про політичні відносини й господарські стосунки, правила медицини.

Після сумнівів об’єдналися в моїй душі віра й розум.

Бог є! — стверджую собі. Віра у Бога дає мені змогу вірити у всі зцілення й здоровлення Господом, Богородицею, святими.

Вірю у новий заповіт Бога з землею, де Він обіцяє Ноєві і синам його: "Я укладу заповіта Свого з вами, і жодне тіло не буде вже знищене водою потопу, і більше не буде потопу, щоб землю нищити" (Буття, 9:11). Вірю, що була вся земля — одна мова та слова одні, а коли побачив Бог, що не буде тепер нічого неможливого, розпорошив нащадків Ноєвих і змішав мови (Буття, 11: 1-7). Вірю і у те, що знищив Бог Содом і Гоморру через тяжкі гріхи нечестивих. Розумію, чому Бог пообіцяв Ізраїльським синам Край, що тече молоком і медом, де уже жили інші занечищені племена. Розумію і вірю у дива, описані у Новому Заповіті, увірувала у всемогутність Божу.

Віра — дар Божий. Вірю, що Бог створив світ, вірою гашу усі "огненні стріли лукавого", звертаюсь до меча духовного — Слова Божого, цього шолома спасіння. Молитвами змиваються з душі кривди, образи, неспокій.

Зростаю у пізнанні Бога.

Думаю над словами: "Бо достойний не той, хто сам себе хвалить, але кого хвалить Бог", "краще я буду хвалитися немощами своїми, щоб сила Христова вселилася в мені".

Немочі духовні — гріхи мої. Молю Бога: "Даруй бачити гріхи мої". Знаю, найголовніше бачити і визначити свої провини, свій гріх. Розумію: немає людини, яка не згрішила б. Але я перша грішниця серед грішників — відчуваю це. І провина найтяжча моя — це син мій.

Намагаюсь пильнувати усі Заповіді й Закони Божі, намагаюсь не збочити, дотримуватись звичаїв Його, горнуся до Господа, завжди пам’ятаю про Нього.

Навчилася бути задоволеною тим, що маю, з радістю даю, збагачуюсь добрими вчинками.

Дякую Богові за невимовний дар Його.

З’являється нарікання на себе і сумніви: яке надбання моє?.. Не віддаю злом за зло, готова до всякої доброї справи, бережусь марного базікання, суперечок; весь вік заробляла своїми руками, розумом, благаю у Бога лагідності, дбаю про ближнього, терпляча до горя й лиха.

Але як тяжко жити у побожності серед безбожників та лицемірів.

Та все-таки збагачуюсь у вірі Господові.

Вірую, що помер Христос ради гріхів наших і що третього дня воскрес. Благодаттю Божою є те, що уповаю на Ісуса Христа не тільки в цьому житті.

Відчуваю, як Господь допомагає мені і хочеться славити Його і дякувати.

Чим я відплачу Богу за всі добродійства Його?..

Вдумуюся у слова: "…страх Господній — то мудрість, а відступ від злого — розум" (Йова, 28:28).

Пам’ятаю пораду-повчання Еклезіяста: "Не спіши в своїй душі, щоб гніватися, бо гнів спочиває у надрах нерозсудливих" (Екл.7:9).

Намагаюся знаходити вирішення питань побутових, соціальних завдяки Біблії. Світське відчуття Церкви відходить, поступово душа наповнюється Божим словом. Відійшла гіпотеза Ч.Дарвіна про еволюційний розвиток людини і всього живого на Землі, її місце в душі зайняло твердження: життя — то дар Божий.

Як тяжко сприймати цілісно речі, без спотворення, без викривлення, без роздвоєності.

Не маю спокою в душі своїй. Скрушно відчуваю, яке велике було моє убозтво. Тому вдаюся до Бога, пізнаю Його. Помиляюся, спотикаюся, але самоудосконалююся, щоб душа просвітлювалась.

Простую стежкою до Бога. Чи здолаю…
10.03.2007г.

В начало.

Мой путь к Богу: Юрий Иванович Ткаченко
Говорить о сокровенном — трудно. А Бог — это и есть самое сокровенное. Тем более трудно писать о пути к Богу человеку, принадлежащему к поколению, прошедшему целую школу неверия. Первое посещение Храма для нас бывает больше похоже на экскурсию, и только со временем появляется особенное ощущение в душе.

…Когда-то были популярны детские рисунки — головоломки, где в лабиринте случайных линий нужно было найти "спрятанного" героя картинки. Не всегда это было легко. Так и в жизни: среди всех беспорядочных линий материализма, кривых атеизма, — стоило только присмотреться, — всегда был Он, сочувствующий человеку, готовый прийти к каждому. Только мы тогда не умели увидеть этого.

Мы еще застали поколение мудрых, не утерявших связь с прошлым, людей. Сколько не закрывали храмы, сколько не издавали всевозможных "журналов безбожника", сколько не рисовали карикатур на батюшек, в дедушкиной хате-мазанке с соломенной крышей стояли в красном углу иконы, и теплился огонек лампады. Не помню их за молитвой, помню за вечной крестьянской работой. Не говорили они о Боге. Думаю, из осторожности: деду, отдавшему все кровное в колхоз, тем не менее, приходилось прятаться во время раскулачивания, так как его хотели заставить раскулачивать других, а он не мог. Было суровое время молчания… Но из двух бывших в хате книг (а когда читать крестьянину?) — томика работ Сталина и Псалтири — первая так и простояла нетронутой, как знак политической благонадежности для постороннего недоброго глаза; вторая же была зачитана, затерта и в конце концов рассыпалась на отдельные странички.

Как явственно виден теперь перст Божий в судьбе отца. Дважды вымаливала бабушка его жизнь: в детстве едва-едва выжил после болезни; на фронте был тяжело ранен семью осколками немецкой мины. Врачи определили: сделать операцию — умрет, не делать — есть маленький шанс… Выжил. Была и еще одна милость Божия — смерть. Легкая. Буквально накануне выписки из больницы, выписки для долгого и мучительного умирания дома (рак желудка), Бог принял его душу: тромб, закупорка, мгновенный исход.

…Много испытаний было ниспослано нашим дедушкам и бабушкам, но души их, я верю, спасены благодаря их вере.

В рабочем поселке, где свела судьба моих родителей после окончания Великой Отечественной, в тесной комнатушке барака икон уже не было. Вернее, как я узнал гораздо позже, подаренные с благословлением они были спрятаны на дне старого деревянного чемодана. Но зато, среди профсоюзных собраний, партийной агитации, лекторов-атеистов, секретных сотрудников, подсматривающих за всеми и доносящих органам обо всем, каким неистребимым, причем открыто неистребимым, оказался праздник Пасхи. В конце страстной недели каждая хозяйка замешивала, вымешивала, готовила, украшала. Учительницы, проведя профилактически-атеистические беседы с учениками, бежали домой: опара перестаивала! Многие, в том числе и дети, ехали в райцентр, в ближайший храм на Всенощную (детей позже пропесочивали в школе), большинство разговлялось и так. Конечно, далеко не все постились сознательно, но само время было весьма голодноватое. Конечно, далеко не все осознавали суть происходящего в Страстную неделю, но чувство большого, светлого праздника было. И "Воистину воскресе!" отвечали в большинстве случаев без иронии. Бог милостив, зачтет и это.

Всегда оставался Всевышний в живой ткани языка, речи. Несмотря на стыдливо опущенное "г", всякий благодарящий как желаннейшее и наиважнейшее произносил "спасиБо…". И каждый ребенок рано или поздно начинал понимать, что же означает на самом деле это слово. "Бог в помощь!", "Боже мой!", "Богу — богово, а кесарю — кесарево", "Дай Бог"… Все это звучало, произносилось, пусть преимущественно и всуе, но слово было, жило. Цитирование Библии стало признаком интеллигентности. Не случайно Штирлиц (некогда всенародный киногерой) в моменты размышлений о жизни приводит высказывания Эклизиаста.

Вослед языку шла классическая литература, русская и мировая, заставлявшая вдумываться и понимать те слова, фразы, которые в языке могли восприниматься как фольклор, архаизмы, традиция. Андрей Болконский, Родион Раскольников, Жан Вальжан… Эти и другие герои, ищущие свой путь, находили добро и благодать в вере, в следовании заповедям. От сопереживания, сочувствия литературным героям был один шаг к единомыслию и единоверию, но в силу внешних обстоятельств, шаг медленный и трудный.

Тому, кто с целью ли расширения кругозора, в поисках ли прекрасного, обратится к живописи, бросится в глаза то, что вся она (особенно "старые мастера") насквозь пропитана библейскими сюжетами, изображениями Иисуса Христа в самые разные моменты Его земной жизни, изображениями Богоматери, апостолов, мучеников, святых. Все это, от "Сикстинской Мадонны" Рафаэля до "Явления Христа народу" Иванова, выполнено с таким талантом, наполнено такой эмоциональной силой, что неизбежно приводит к заинтересованности самой Библией. Сначала — как источником сюжетов прекрасных полотен, позже — как первоисточником всей красоты.

Однако же, как явственно ни проступал лик Христа к окружающей жизни, лично для меня понадобился и конкретный толчок для того, чтобы все накопившееся выкристаллизовалось. Его сделала, пожалуй, моя жена Валентина, приведя меня в храм. С удвоенной энергией (врожденной и энтузиазмом новоначальной христианки) она отбрасывала сформированные прежней жизнью тесные душе рамки, симпатии, привычки, стремясь в новую жизнь. И, конечно, не могла не поделиться обретенной истиной с близкими, с семьей. В нашем селе в то время реставрировался храм, восстанавливался приход, возрождалась духовная жизнь. Подвижническая деятельность отца Никодима (Сылко) не только привлекала праздное внимание; она убеждала, притягивала неравнодушных. Появлялось и росло нечто новое, волнующее, несоизмеримо более значительное, нежели все происходившие ранее события и перемены. Естественно, инстинктивно ищущие прибежища чуткие души пришли в церковь быстрее, увлекая за собой других. Постепенно пришла в храм и вся наша семья.

Немаловажной на моем пути к Богу стала коллизия с давним другом, ставшим протестантом. При безусловном уважении к его настойчивости в перестройке собственной жизни по заповедям Божиим, как они были поняты и поданы его духовными наставниками (почитание Библии, изменение мировосприятия, отказ от плохих привычек, алкоголя и т.д.), душа многого не принимала. Отрицание традиционных форм религиозности, вообще, подобно отрыванию от корней, семейных, народных. Тем не менее, общение с другом привело меня к желанию и необходимости глубже познакомиться с буквой и духом Святого Писания, искать совета в святоотеческой литературе (она, благодаря основательности в вере старшего сына, у нас в доме постоянно прибывала). Все это, конечно, не для теологических дискуссий — для крепости и спокойствия собственной души. Должно быть, такова была воля Божия — поставить меня перед необходимостью защищать отеческую веру от гордыни "модернизации", защищать внутри самого себя.

Такой путь был мне ниспослан, и многое, что на этом пути происходило, невозможно выразить словами. Собственно, это еще и не путь, а только маленькое начало большого пути.
05.11.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Ольга Евгеньевна Кульбачная
Родилась я в 1940 году в Сумской области. Мои мама и бабушка были верующими. Но в церковь я с мамой ходила очень редко, только на большие праздники — Пасху, Крещение, Преображение, Рождество. Помню, как когда-то я просилась, чтобы меня мама взяла святить пасхальные куличи. А церковь находилась в семи километрах от нашего села, и нужно было идти пешком. До сих пор помнится эта служба и храм, полностью заполненный людьми.

В школьные годы под полотняной рубашкой я носила крестик. Была и пионеркой, и комсомолкой, хотя в комсомол тогда не всех принимали — сначала отличников, а потом уже смотрели по поведению. Крестик прятала, чтоб в школе никто не увидел, иначе бы исключили из школы, а галстук прятала, чтобы бабушка моя не видела. Она очень сердилась, когда я надевала галстук.

Годы юности прошли. Приехала в Харьков. Окунулась в суетный мир, молилась (молитву "Отче наш" я знала с детства), но в церковь не ходила. Когда я водила детей в детский садик, если видела, что какая-нибудь старушка идет в церковь, то спрашивала у неё какой сегодня праздник и давала деньги на свечи. Однажды я была на экскурсии в Ленинграде и в Эрмитаже увидела картину "Страшный суд". Я долго стояла возле нее, потому что мне в детстве часто снился сон, в котором я видела картину Страшного Суда.

Прошло время, дети выросли. Мама моя всегда приезжала к нам на праздник Крещения Господнего, ходила в церковь, освящала воду, приносила и все в доме окропляла святой водой. Когда мама умерла, я подумала: "Кто же нам будет приносить святую воду?". А самой и в голову не приходило пойти в церковь. Суета-сует. Знала только работу, дом, хозяйство, уход за детьми, домашние неурядицы. Работы всегда невпроворот, казалось, никогда её не переделаешь. Шли годы и уже мне за 50, а в храм Божий не иду. И вот я заболела очень сильно. Врачи приезжали, пожимали плечами и уезжали, машина "скорой помощи" постоянно стояла возле дома. Не могли точно поставить диагноз, а я чувствовала себя все хуже. Лежала в больнице, выписали, побыла дома два дня, и опять стало плохо. Снова повезли меня в больницу и я, помню, в какой-то момент сказала: "Быстрее, я не могу". Мне сразу начали оказывать помощь. Я слышала все, что говорили — а врачи сказали, что делают все возможное. В эти минуты я начала думать о страданиях на Кресте Господа нашего Иисуса Христа и подумала: "А мне грешнице еще и помощь оказывают". Когда я чуть-чуть окрепла после того обострения болезни и почувствовала, что могу пойти в церковь, я пошла. Жила я тогда в городе Мерефе, вот и пошла в мерефянский храм Рождества Пресвятой Богородицы. Во время службы, когда все начали петь Символ Веры, я стала очень переживать, что не знаю этой молитвы наизусть. Дома я нашла Символ Веры и выучила. Через несколько дней после этого я встретила знакомую мне женщину, которая спросила меня, не ходила ли я в Озеряну. От нее я узнала, что там строится церковь и в субботу будет служба. Когда я пришла в этот маленький храм на месте явления Чудотворной иконы Божией Матери, я почувствовала благодать Божию и уже не смогла туда не ходить. Стала приходить каждую субботу, отец Никодим благословил меня продавать свечи в храме. Когда я приходила из церкви домой, то у меня был такой заряд энергии, что я и сама удивлялась: сколько всего могла переделать дома. Врачи тогда говорили, что мне можно только пыль в комнате вытирать. Но у меня сил хватало и на большее, даже косила. Знакомые все у меня спрашивали про здоровье, а я думала, зачем они спрашивают. Но потом выяснилось, что врачи говорили, что я "не жилец". Десть лет я ходила в храм Озерянской иконы Божией Матери в село Нижняя Озеряна.

Сейчас я живу в Ракитном, хожу в Архангело-Михайловский храм, выполняю посильную работу.

Слава Богу за все!
22.10.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Ирина Александровна Авжабарова
Бог существует независимо от того, верим мы в Него или нет и помогает нам, даже когда мы об этом не знаем.

Меня зовут Ирина, родилась я в 1967 году. Детство и юность мои прошли в то время, когда школьников и студентов обучали моральным принципам, которые на самом деле много лет назад уже были изложены в Библии. Но при этом совершенно отрицалась вера в Бога. И о том, что такие "крылатые выражения" как "Перекуем мечи на орала", "Кто не работает, тот и не ест" и многие другие были, по сути, взяты из Библии и "подправлены" соответственно господствующей в то время идеологии, я узнала значительно позже.

Была у моей мамы родная тетя, которая старалась всю свою жизнь посвятить служению Господу Богу. Пела она в церковном хоре г. Мерефы, строго постилась, ухаживала за сестрой-инвалидом, жила в малюсеньком уютном доме и молилась за нас. Когда мы с мамой бывали у нее в гостях (это было очень редко), она старалась помочь нам понять, что в жизни самое важное. Но осознание всей глубины ее убеждений пришло только через много лет.

Когда я выходила замуж, душа уже открывалась навстречу вере, в ней затеплились совершенно новые чувства. Рождение ребенка — это дар Божий. Господь даровал моей семье дочь и сына. Сыну не исполнилось и года, когда он сильно заболел. Приступы болезни становились все чаще и сильнее. И вот, наконец, мы решились причастить ребенка. На праздник Святой Троицы мы приехали в храм Святого Архистратига Михаила в с. Ракитное, где настоятель о. Никодим причастил нашего сыночка. Сразу стало видно, что болезнь отступила, но окончательно ребенок поправился не сразу. С транспортом было трудно, но мы старались использовать любую возможность, чтобы поехать в церковь и причастить детей. Ездила моя мама и Белгород помолиться у мощей святителя Иоасафа Белгородского. И вот 14 октября 1999 года в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, причастив ребенка в Преображенском храме в п. Новой Водолаге, мы увидели, что ушли и те остатки болезни сына, которые еще были до этого.

Все эти события укрепили веру в моей душе, и я благодарю Бога и отца Никодима, который благословил меня, а потом и дочь петь в церковном хоре, а моего сына Богдана быть пономарем в алтаре.

Теперь мы стараемся укрепляться в вере и чаще ходить в храм, который всегда открыт для всех труждающихся и обремененных.
07.10.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Валентина Петровна Ступак
Пути Господни неисповедимы... Так и в моей жизни произошло духовное рождение. Меня зовут Валентина, мне 56 лет. Детские воспоминания, связанные с Господом, небольшие. Прошло столько времени, а как сейчас помню, как мне было 3 года, и бабушка нас сестрой окрестила и причастила на праздник Преображения Господнего.

Потом начались хрущевские времена, и церковь в нашем селе закрыли. А я тогда очень любила праздники Рождества Христова и Пасху, хотя и не знала, что они обозначают. Окончила школу, поступила в строительное училище г. Харькова. Потом вышла замуж. А в душе всё время возникал вопрос: "Когда же я в храм Божий пойду?". Прожили мы с мужем 17 лет, детей Бог нам не послал. Но как говорит Господь: "Хоть скорбями, но посещу". Отходит в вечность дорогой мне человек — мама. Через пол года переношу операцию. А однажды узнаю, что муж неверен мне… Подаю на развод. Остаюсь одна и не знаю, что мне делать. И Господь направляет стопы мои в церковь. Впервые прихожу в храм на праздник Рождества Христова в сорокалетнем возрасте. Вот когда сбылась моя мечта! А 21 июля 1991г. на праздник Казанской иконы Божией Матери получаю благословение на клирос.

Очень запомнилась моя первая Пасха в 1992 году, в Свято-Архангело-Михайловском храме. Разруха вокруг, крыша течет, окна затянуты пленкой, дверей нет, пол только посредине храма, иконостас из фанеры и одна лампочка. Такой полумрак, но зато какое пение и какую радость послал нам Господь, этого не передать!

Я очень благодарна Господу Богу за встречу с о. Никодимом. Батюшка оказал большое влияние на мое духовное возрастание. Пришел в храм совсем молодым человеком. Сколько в церкви и возле неё было работы, и всё он взял на свои плечи. С Божией помощью продвигались его труды, а мы с такой радостью и ревностью помогали ему, хоть очень тяжело было иногда. И помогаем сейчас. Потому что видим, что душа его воистину устремлена к Богу, что он молитвенник за всех нас. Сохраняет верность тому делу, к которому призвал его Господь, несмотря на все трудности. Люди не всегда и не все понимают эти труды, приученные за долгое время к безверию. Пусть хранит нашего батюшку Спаситель от всякого зла и нестроения.

А храм наш стоит теперь такой красивый и светлый. С разных мест стекаются к нему прихожане. Радуется моя душа, видя их.

Я благодарна Господу Иисусу Христу, Матери Божией и всем Святым за великую и богатую милость ко мне грешной.
01.10.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Ирина Ивановна Шутикова
Если и бывают пути к Богу короткими, то это не мой случай. Поэтому и повествование кратким не получится — моя дорога длиною в жизнь.

Помню себя с весьма раннего возраста. Родители переехали в новую квартиру, когда мне было 3 года, но многое из жизни этого периода и даже до переезда помнится до сих пор. Возраст этот стал переломным в моей жизни. Неизвестно почему мои абсолютно нерелигиозные родители меня крестили. Это событие осталось в памяти, хотя мне о нём ничего не рассказывали. Знаю только, что Таинство Крещения происходило в Благовещенском соборе г. Харькова. Однако, внутреннее пространство собора помнится совсем другим по сравнению с тем, как стало восприниматься позже: очень-очень светло, солнечно, ярко, как в поле в летний день; помню и себя, плачущую неизвестно почему всё время, пока происходило таинство. Надо сказать, что ребенком в то время была очень спокойным, молчаливым, внешне не эмоциональным. Долгие годы после крещения, даже десятилетия, я не переступала порог Церкви, но точно знаю, что все тогда изменилось. Неприметным образом Христос вошел в мою жизнь, всегда хранил, оберегал и, вопреки моей злой воле возвращал на верную стезю.

С раннего детства меня окружала такая атеистическая стена, что слово "Бог" воспринималось частью фольклора, каким-то фразеологизмом, используемым в пословицах и поговорках для колорита. До сих пор с изумлением узнаю, что в это же самое время кто-то посещал церковь, причем не в качестве туриста. Мой же путь проходил по лесным тропам, вдали от главной дороги, то приближаясь к ней не на много, то снова уходя в чащу. Самым сложным в христианском становлении оказалось то, что вера в Бога и Церковь были в моём восприятии понятиями несовместимыми, лежащими в совершенно разных плоскостях и объединить их в моём сознании казалось невозможным. Но что невозможно человеку — возможно Богу…

В этом же 3-х летнем возрасте произошло еще одно важное событие — я впервые попала в детский коллектив, началось моё вхождение в так называемый "социум". И, может быть, тогда впервые так резко бросилось в глаза всё несовершенство этого мира, который я идеализировала. Детская душа желала пребывать в окружении Любви и Гармонии, и не находя её — страдала. Умиротворение и спокойствие, которые давало общение с любящей бабушкой, закончились, на смену им пришло обучение стихиям этого мира, завоевание места под солнцем и бесконечные душевные страдания в результате этого, которыми не с кем было поделиться. Бабушка очень болела и вскоре умерла, а родителей интересовало только физическое здоровье и интеллектуальное развитие. Школа только усугубила эту двойную мораль, а ВУЗ довёл её до абсурда.

Фальшь, в которой купалось наше общество, не была незаметной для юных душ — они принимали условия игры, но кто-то трансформировался и перешёл в новое качество; кто-то, израненный, не вытянул, погиб, кто-то был выброшен на обочину жизни, даже не поняв, что с ним произошло. Моя же жизнь в этом социуме складывалась успешно, исполнялось любое моё желание, однако душа бесконечно страдала, искала, задавала вопросы и не находила ответов, снова искала, как теперь понимаю, смысл жизни, Бога, но тогда и сформулировать этого бы не смогла. Бесконечное чтение книг, где нет никаких конкретных ответов, но есть багаж чужих судеб, как мозаика постепенно складывается в картинку. Интерес к людям вообще, к их характерам, привычкам, изучение психологических мотивов поступков и в конечном итоге — полное разочарование в окружающем несовершенном мире, жалость, презрение к людям, становится неинтересно жить, впадаю в депрессию, но ответа по-прежнему нет. В этот период даже не осуждала никого, настолько предсказуемо, запрограммировано, презренно выглядело в моих глазах всё человечество с его страстями и примитивными нуждами.

Прекращаю общение с людьми вообще, избегаю контактов с друзьями, родственниками, родителями, не подхожу к телефону — все это приносит только тоску и душевное расстройство. Понимаю, что не могу общаться искренне, не обидев человека своею правдою. Ищу причины в своем плохом воспитании, отсутствии интеллигентности, такта — но всё не то. Опять же выходило, что быть доброй к людям, никого не обидеть — значит быть льстивой, лживой, фальшивой, а это я ненавидела — гордыня "зашкаливала".

Здесь важно сказать, что от всех житейских забот и материальных проблем я была своим мужем полностью освобождена и окружена комфортом — депрессируй и ищи смысл жизни сколько душе угодно — и выслушают, и пожалеют, и тоску шампанским развеют. Только отчего-то после алкогольных возлияний жить не хотелось — душа скорбела так, будто человека убила. И показалось мне, что в жизни этой нет ничего привлекательного — один порок, и пора с этим кончать. Попытки суицида результата не принесли — одна нервотрепка. Правду говорят, что "собаки с жиру бесятся". Здесь и началось моё воспитание и закаливание характера.

Главной страстью моей жизни, как это ни парадоксально звучит, была любовь — любовь к своему ребенку. От маленькой дочки я не уставала, ею не тяготилась, скучала, даже если она спала, старалась никогда с нею не расставаться. Конечно, никакого детского сада и школа только частная. И если бы это была настоящая Любовь, а не эгоистичная любовь-страсть — никогда бы не посмела думать о самоубийстве. Ребенок болел и раньше, но тут произошло что-то серьезное — необъяснимые частые, сильные, резкие приступы головной боли. Невозможно поставить точный диагноз, значит, неизвестно как лечить. Параллельно с этим сокрушительные неудачи в делах у мужа. Мобилизируюсь как могу, покончила со всеми вредными привычками, цепляюсь за воздух: где, где помощь? В этот период откуда-то возникают кришнаиты, йоги, экстрасенсы и неизвестно кто еще. Но душа не принимает! Начала читать одну из их книг, и повеяло смертельным, глубоким, черным, бездонным, леденящим мраком, ужасом, холодом… Теперь я знаю — это тартар. А тогда… Как же молился в изнеможении мой Ангел-хранитель, отводя от меня беду! Сейчас, встречая некоторые, даже авторитетные мнения о том, что ребенка в детстве крестить необязательно, можно подождать, пока он сам этого захочет, ужасаюсь, думая о своей судьбе. Ведь мой Ангел-хранитель столько раз вытаскивал меня из невозвратных адских глубин именно тогда, когда до моего нравственного и духовного созревания было так далеко; как, впрочем, и теперь…

…И вот когда, отвергнув нападения нечистых сил, я отчаялась найти поддержку, в руки попадает книга, название которой не могло оставить меня равнодушной: "Когда болеют дети". Я надеялась увидеть там какие-то рецепты, а обнаружила православный молитвослов. Никогда до этого я не молилась, с православием меня связывали только несколько икон на полке: святого Николая Угодника, доставшаяся от бабушки и украшающая своею древностью наш современный интерьер; Казанская икона Божией Матери и деревянное распятие, которые в юности я зачем-то купила на вернисаже в Москве. Хорошо помню, что это были немалые для подростка деньги, причем последние, но выбор пал не на разные безделушки, казавшиеся тогда очень важными, а на икону и Крест, назначение которых было мне неизвестно…

Выбрав произвольно три молитвы из молитвослова, я стала их читать. Это были молитвы Божией Матери "Всех скорбящих радость", Ангелу-хранителю и неизвестному мне святому Пантелеимону целителю. Что-то странное стало тогда происходить со мною, как будто бы пустили кислород. С тех пор, как только оставалась одна — бесконечно читала эти молитвы, скрывая это от семьи. Это было таким, если так можно выразиться, сокровенным сокровищем, что я не могла об этом говорить вслух. Если долго не получалось уединиться — снова задыхалась, чувствуя потребность в "кислороде". Муж за порог — я в ту же минуту молиться, но пойти в церковь даже в голову не приходило. Зато мне стала попадаться литература, более точно отвечающая моим духовным запросам, стали встречаться люди, мыслящие духовно. Забегая вперед, скажу, что первыми книгами, которыми упивалось мое затосковавшее сердце, были книги, не соответствующие моему низкому духовному уровню. Но как влага на иссохшую от зноя почву, ложились на сердце слова древних апологетов Церкви. Самой любимой стала "Лествица" святого Иоанна Лествичника, которая, казалось, никаким образом не вписывалась в мою полностью обмирщенную жизнь. Но я радовалась малейшей возможности читать, впитывать эти слова и делиться своей радостью с семьей. И, конечно, на полках в нашем доме среди массы книг самого разного содержания "вдруг" обнаружилась купленная мужем давным-давно по привычке скупать всё подряд, Библия — Ветхий и Новый Завет. Неизвестно почему, несмотря на всю мою любовь к чтению самой разной, иногда даже научной литературы, эту Книгу я обошла стороной. Зато теперь каждое слово было открытием, откровением, радостью…

Так прошло много времени, может быть 2-3 года. Дочь поправилась, у мужа дела пошли очень хорошо, мои депрессии прекратились, впервые с ранних детских лет я почувствовала некую гармонию и радость жизни. В этот период в нашем доме появилась неизвестно откуда взявшаяся икона святого без каких-либо надписей. Небольшая, на первый взгляд неприметная, а возьмёшь в руки — очень красивая, родная какая-то, как портрет очень близкого человека. Я все пыталась выяснить, что же это за образ, откуда появился, опросила знакомых — может кто принёс, не узнала и бросила эту затею, всё также втайне молясь и обращаясь к нему: "Неизвестный мне святой". И снова зайти в храм было недосуг — так крепко в сознании засела советская атеистическая пропаганда, направленная конкретно на Православную Церковь, что храмы обходила стороной, уже обретя в своем сердце веру в Бога.

Тогда знакомая предлагает мне поездку в Киев, как я понимала туристическую, а выяснилось — паломническую, о которых тогда ничего не слышала. Думаю: давно не путешествовала, покажу ребенку Киев. И вот мы с доченькой ездим по монастырям, пещерам, прикладываемся к святыням — так, как это делают все, купаемся в святых источниках… Но самое главное, что это была поездка к главе святого Пантелеимона целителя, привезенной с Афона. Я сразу узнаю своего "неизвестного святого" и понимаю, что слова молитвы к нему "пред иконою твоею усердно молящееся", вызывавшие всякий раз досаду по поводу её отсутствия, но так и не заставившие прийти в храм Божий, были услышаны. Святой угодник сам послал мне свой образ, да еще под благовидным для моей гордыни предлогом "организовав" эту поездку, после которой решимость стать церковным человеком, была, как лавина, непоколебимой и неотступной. Из этой поездки мы приехали другими людьми, там почерпнули столько благодати духовной, что выразить словами невозможно.

В Церковь мы пришли всей семьей со слезами радости, благодарности Богу за Его великую к нам милость. На первой в жизни исповеди мы оказались, якобы по случайному стечению обстоятельств, в храме Казанской иконы Божией Матери, находящемся в противоположном от нашего района конце города. Вот и объяснилась та "случайная" покупка, сделанная в юношеские годы — ведь молилась Пресвятой Богородице я именно перед этим образом.

Благодарим Господа Бога мы также за то, что наш приход в Храм был праздником, ликованием, собственно благодарностью — на вершине жизненной гармонии, когда воедино слились здоровье, благоденствие и великая духовная радость. Так же, как и в детстве, всю службу из глаз неудержимо лились потоки слез.

Будни наступили позже, когда, исповедуясь и причащаясь, сердце начало очищаться, а, как известно, процесс это болезненный, ведь более 30 лет душа отягощалась грузом грехов, не зная исповеди и причастия. Но Господь Бог столько посылал чудес в подкрепление веры, что с Его помощью всякий раз удавалось всплывать на поверхность. Слава Ему за всё и благодарение!

А поиск той самой Гармонии и Любви, к которой стремилось детское сердце, всё ещё продолжается.
24.09.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Ирина Васильевна Нестеренко
"А нам понять бы навсегда
Чтоб не жалеть о многом
На свете есть одна беда —
Не повстречаться с Богом!"
(иеромонах Роман)

Каждый человек, каждый народ в поисках Бога, истины, смысла жизни идет своим путем, и на этом пути имеет разные понятия о Боге. Для того, чтобы возможно было воспринять откровения Божьи — необходимо иметь чистое сердце ("Блаженны чистии сердцем, ибо они Бога узрят"). Очищая сердце от греховных страстей и привычек, приходится всю жизнь бороться, преодолевая силы ада в самом себе. А чтобы эта борьба была успешной, целенаправленной, Господь даровал нам свою Церковь: "На сем камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеет её".

Зовут меня Ирина, мне 42 года. Оглядываясь на свою жизнь, могу уверенно сказать, что с детства слышала о Боге, знала, что Он есть, но родиться пришлось в атеистическое время — 60е годы прошлого века. Всегда казалось, что живу правильно, "как все" — поступила в педучилище, вышла замуж за любимого человека, родила сына.

Но замуж я выходила 21го августа 1982 года, и моя бабушка Катя, у которой я гостила всегда летом в деревне, верующая в Бога и любящая всех вокруг (упокой, Господи, ее душу!), тихонько сказала мне: "Внучечка, а сейчас ведь Успенский пост, не выходят замуж в это время…" Я все понимала тогда умом, но не сердцем. 22 августа был второй день свадьбы, воскресный, с шумным гулянием и песнями. Об этом вспоминать сейчас страшно, но это было…

А вот потом-то и началась жизнь с её радостями и горестями, взлётами и падениями. Поступила в институт, когда сыну Игорю было 3 года, работала, училась. Но постоянно задавала себе вопрос: "А зачем всё это? Что потом?". Душа моя была больна страстьми, мирскими "радостями", болела от вопросов, на которые не находила ответов. А раз душа болит, значит, она жива… Излечение души началось с угрызений совести, с поиска истинного смысла жизни, с сострадания к близким людям. И помог мне в этом Христос, пострадавший за наши грехи, понесший наши душевные болезни на Себе, я твердо знала это. Только тогда когда человек уверует в это, переживет всею душою — становится христианином, душа его выздоравливает. Если бы я тогда, в 1989 году, понимала, что посылаемые Господом земные скорби — залог вечного спасения… Я роптала, плакала, унывала: "Почему именно мне, молодой, ничего плохого не делающей, эта боль и эта операция?". А она была серьёзной и продолжительной. После нее врачи мне не давали никаких гарантий, что у меня будет второй ребёнок, о котором мы с мужем мечтали. Я тогда, в 25 лет, еще не понимала, что всемилостивый Господь ведёт меня ко спасению, любит и заботится обо мне. И именно в это время я узнаю, что мой двоюродный брат Саша, закончивший два вуза и собиравший деньги на квартиру в Одессе, чтобы жениться, неожиданно раздает собранные средства прихожанам у храма, воцерковляется и уезжает по благословлению в Почаев, становится послушником. И через год, когда брат приехал в Одессу навестить родителей, мы встречаемся и долго разговариваем о вере, об истине, о храме… Я все увереннее приближалось ко Спасителю. Господь услышал меня!

В 1992 году происходит чудо! Вопреки всем прогнозам врачей я становлюсь мамой второго сыночка Димы, который достался очень тяжело (постоянно лежала на сохранении, капельницы, уколы). Чудо, оно и есть Чудо!

Но, к сожаленью, это свойственно человеческой натуре, не благодарить Бога постоянно, — я заболеваю еще более серьезно. В 2001 году обращаюсь к врачам, и они быстро кладут меня в больницу, — туда же, на кафедру института, где меня оперировали впервые. Прогнозы были ужасные: опухоль. Был август месяц, опять начался Успенский пост… И, когда были взяты пробы для анализов на подтверждение диагноза, я осталась в палате одна — казалось, что в эти сутки решается моя судьба. Я долго молилась и просила Господа сохранить мне жизнь, чтобы вырастить моих любимых сыночков и привести их к Богу. Утром, 19го августа, моя мама пришла из монастыря (Свято-Пантелеимоновского в Одессе, прихожанкой которого она является), принесла мне икону Спаса Нерукотворного и освященных фруктов! Я была счастлива как никогда! Икона была со мной на операции под подушкой. Диагноз не подтвердился, опухоль оказалась не злокачественной. И, видимо, не случайно операция была 22го августа, как очищение и избавление от всего пагубного, что было раньше.

Слава Богу за все! В моем доме теперь много икон, моя семья любит и славит Бога. Два года назад мы с мужем обвенчались в Озерянском храме, на месте явления иконы Божией Матери "Озерянской". Я благодарна Господу за встречу с игуменом Никодимом, оказавшем большую помощь в воцерковлении моей семьи. Его молитва помогает нам в жизни, по его благословению я пою на клиросе, а мои дети прислуживают в алтаре храма Архангела Михаила в Ракитном.

Я могу сейчас сказать, искренне и от всего сердца — я счастлива, потому что моя семья идет путем спасения, мы познали, с Божией помощью, что человек должен искать своё счастье не во временном и земном, а в Божественном и вечном. Воистину, счастлив человек, являющийся православным христианином.

СЛАВА ГОСПОДУ И ЦАРИЦЕ НЕБЕСНОЙ ЗА ИСЦЕЛЕНИЕ ДУШИ И ТЕЛА!
20.08.2006г.

В начало

Мой путь к Богу: Руслана Молдован
Воскресенье. Ясно согревает летнее солнышко, радостно поют птицы…

"Вставайте, дети! Уже и на службу Божью собираться пора!" — будит нас бабушка. Помолившись и приготовив в дорогу всё необходимое, она терпеливо ждет и ласково смотрит в наши сонные глазенки. Мама одевает на нас с братом лучшую одежду: "Мои детки всегда должны быть красивыми! В храм Господень соберитесь и ни капли не ленитесь!"

Дремлем по дороге к храму. Да и путь не близок в соседнее село! Маленькие еще были совсем…

Вот и церковь! Удивленным взглядом, каждый раз по-новому восхищаешься такой красоте: вокруг столько людей, столько горящих свечей и грамоток. Объясняла бабушка: "Книжечка, в которой есть имена всех-всех-всех родных, не только живых, но и тех, кто уже далеко от нас, на Небе, с Богом". Всегда с нетерпением дожидались момента, когда все детки причащались.

…Таковы были первые шаги к вере: сквозь сон и иногда слёзы, но с какой-то непонятной для осознания силой притяжения.

1996 год. Умирает отец, который был хорошим примером для подражания. На раздорожье, не понимая: "почему так?" (мне — 11, брату — 8 лет), как заблудшие овцы ищем защиты…

Милая бабушка Вера! Знали бы Вы, как глубоким терпением вселяли в души наши зерна надежды! Благодаря Вам мы направили наши стопы к Богу, пришли в Архангело-Михайловский храм села Ракитное. Конечно, не без искушений было: то спать хотелось, то лень одолевала, то обида и дурные мысли завладевали сердцем… И в снег, и в град, и в зной, и в стужу спешили туда, где зарождалось что-то теплое, доброе, светлое. Станем с братом на колени перед алтарем, наклоним головы и слушаем, как поют в хоре. Тогда, когда венчались мама с папой, мы еще не знали, что станем частью этой огромной семьи, что отошедшая к Господу в 1999 году, наша бабушка Вера будет гордиться тем, что Алёша — пономарь в Архангело-Михайловском храме, а мы с мамой — певчие хора.

Постепенно, как-то само собой вырастали крылья, на душе становилось радостно и легко, а еще мы, наконец, обрели то, о чем (наверное) в глубине души мечтает каждый: покой и стремление быть лучше, чище, искреннее. Распахнув глаза утром, не задумываясь, идёшь туда, где обретаешь новый смысл, свой путь к Вере.

20.08.2006г.
Стихотворения Русланы Молдован
***

Все дальше и дальше, все чище и чище,
Все легче и легче, все проще идти.
Спасибо Тебе, мой единственный Боже,
За то, что помог мне дорогу найти,
За то, что душа научилась молиться
И в сердце растаял злобы порок,
Хочу лишь теперь в своей жизни добиться
Того, чтоб со всеми был вечно Бог!
30.04.2000

***

"Спасибі, Боже!" (або "Моїй другій родині").

О Боже з високого неба,
Спасибі Тобі за усе,
Мені вже нічого не треба,
Добро перемогу несе.
О Боже, спасибі за щирість,
За ласку, добро та любов,
За Твою велику милість,
Що разом зі мною знов.
О Боже, спасибі за друзів,
Що поряд в хвилину скрутну,
Коли я в поганому дусі
Я з ними у церкву піду.
Мені з ними добре, я знаю.
Вони — це родина моя,
Їх варто любити, вважаю,
Вони — моє друге "я".
Без них я не зможу прожити,
Я знаю, що разом завжди
Ми будем за долю молити
Усіх християн на Землі.
21.03.2000

***
В начало

Мой путь к Богу: Любовь Викторовна Горбань
Часто люди приходят к Богу вполне "традиционными" путями: через страдания, через болезни, лишения и т.п. Но все же для каждого это своя, особая дорога.

В детстве я мечтала о том, чтобы все люди были добрыми, не обижали друг друга. Тогда на земле были бы мир и любовь, все были бы счастливы и жили бы, как в раю. Позже я узнала, что и рай и ад мы создаем сами себе здесь, на земле. Будучи, как многие в то время, крещеной, но при этом очень далекой от православной веры, я никогда серьезно не задумывалась о Боге. Мой опыт христианской жизни сводился к тому, что иногда бабушка Паша из соседнего переулка, возвращаясь из церкви, что в Новой Водолаге, давала мне просфору, а на Вербное воскресенье била меня вербовыми прутиками. Моя бабушка Пелагея иногда вечерами что-то шептала перед иконой Божьей Матери "Неопалимая Купина", но я не спрашивала ни о чем. Мама всегда воспитывала меня в любви и добре, а папа, отправляя меня учиться в университет, однажды сказал: "Когда будет очень трудно — перекрестись". Позже я все это вспомнила, а тогда ни о чем не думала. В школе училась на отлично, окончила престижный ВУЗ, вышла замуж за очень хорошего человека, родился сын, потом второй. Вот и рай на земле. Чего же еще хотеть? Была бы я тогда такой, как сейчас, я бы поблагодарила Бога за все это.

Но этого не случилось. И однажды в моей жизни наступил ад — заболел мой старший сын. Сначала врачи не могли поставить диагноз. И мы с мужем, грешники, стали обращаться к экстрасенсам. Все уверяли, что ребенок скоро поправится, а сами одной рукой брали деньги, а другой — тянули к погибели. Как-то одна женщина сказала мужу, что надо обратиться в церковь, причастить ребенка. Так и сделали, но ребенок не поправлялся. Тогда эта женщина заявила, что сама раньше занималась экстрасенсорикой, но уже бросила это гнусное занятие, стала отчитывать нас, говорить, что дети страдают из-за родителей, их грехов, что надо самим раскаяться, поверить в Бога. Мы с мужем пошли в церковь, многого не понимали, сомневались. Когда лечились в Киеве, я сказала, что хочу повести сына на сеанс к одному очень известному экстрасенсу. Я была в отчаянии.

Но тут мама рассказала о том, что в нашем селе открылся храм и там служит молодой священник, который советует обратиться к Богу, а не к человеку, даже если этот челевек — экстрасенс. Так мы стали ходить в церковь, изучать Священное Писание, разбираться в православных догматах. На меня лично большое влияние оказал пример нашего священника — иеромонаха Никодима. Он — мой ровесник, молодой двадцатипятилетний человек отказался от мирской суеты, от семьи, от всего того, что мне самой было дорого. Батюшка очень терпеливо выслушивал нас, многое объяснял, подсказывал. Поражала его мудрость: бывало, стоишь возле него, что-то спрашиваешь, и тебе кажется, что возле тебя не твой ровесник, а умудренный опытом старец. Он никогда не "тащил" нас к Богу, как это делают сектанты, никогда не поучал, как водится у церковных старушек, он просто поддерживал, помогал понять. От него шла благодать Божья. Мы очень ему благодарны за все. Наверное, если бы было все по — другому, мы бы так и не воцерковились.

Прийти к Богу — это одно, а остаться с Ним — это уже другое: надо молиться, поститься, ходить в церковь, исповедоваться и причащаться. А это большой труд, если все это пытаться делать правильно. Всегда есть соблазн поспать подольше, вкусно поесть, побольше посмотреть телевизор и т.п., ведь все мы грешные люди. Тогда зачем же все это, если все так тяжело? Да ведь тяжело телу, а душе с Богом легко, потому что Он наш защитник и покровитель, Он — та Истина, которой раньше не было в нашей жизни.

Совсем по–другому наша семья реагировала на повторившуюся три года назад болезнь сына. Мы знали что делать, куда идти, на что надеяться, потому что с нами был Бог, был батюшка игумен Никодим, церковная община. За сына молились все, помогали кто чем может: кто пять гривен незаметно положит в карман, кто продукты домой принесет. Огромную благодарность хотим выразить отцу Никодиму за ту поддержку, что он нам оказывает, за материальную помощь, а особенно за молитву за нас грешных.
02.07.2006г.

В начало